Carnival of Rust

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Carnival of Rust » Анкетирование » Katherine Pierce – vampire, 20/539


Katherine Pierce – vampire, 20/539

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://uploads.ru/i/S/9/l/S9lAE.gif

О персонаже

❖ Имя и фамилия
Katherine Pierce\Кэтрин Пирс
Катерина Петрова - всё в одном флаконе

❖ Возраст
20/539.  1472, Болгария\1492

❖ Раса
Вампир.

❖ Артефакты
Кулон с лазуритом.

❖ Отношение к другим расам
Все расы хороши,так как Кэтрин все нужны.

❖ Моменты из жизни
Катерина Петрова родилась в Болгарии в 1472 году, была выслана в Англию после рождения внебрачного ребенка. Там она встречает лорда Клауса и лорда Элайджу, которые на самом деле были первородными вампирами. Катерина узнает, что она является двойником той Петровой, с помощью крови которой было наложено проклятие на Клауса. Это значит, что она должна быть принесена в жертву, чтобы освободить в Клаусе его волчью сущность. Катерина использовала Тревора, влюбленного в неё, чтобы избежать смерти. Вампиресса Роуз непреднамеренно обратила её в вампира (1492 год), тем самым её кровь стала бесполезна для ритуала. Это спровоцировало ярость Клауса, который пообещал найти Катерину и убить её за непослушание. 500 лет она провела скрываясь от первородных. В 60-х годах 19 века Катерина, уже известная как Кэтрин Пирс, приехала в Мистик-Фоллс, где влюбила в себя Стефана и Деймона Сальваторе. Когда все вампиры Мистик-Фоллса были обнаружены и обречены на смерть, она убежала. Перед этим она способствовала обращению братьев в вампиров.
После долгих лет, в течение которых она находилась в бегах, Кэтрин всё-таки вернулась в Мистик-Фоллс. Позже выясняется, что причиной её возвращение был план предложить лунный камень и Елену, нынешнего двойника, Клаусу, чтобы получить его прощение и свободу. Узнав об этом, братья Сальваторе с помощью Бонни запирают Кэтрин в гробнице. После того, как заклинание, наложенное на гробницу, разрушается, Кэтрин решает остаться и помочь Стефану и Деймону в убийстве Клауса. Когда и этот план проваливается, она покидает снова Мистик-Фоллс.

❖ Характер
+
Изобретательна. С ней скучать не приходится. Кэтрин обладает изощрённой фантазией.
Находчива. Как объяснить иначе, такое стремление к жизни, желание жить, даже после фактической смерти. До последнего верит, что безвыходных ситуаций не бывает. Даже тогда, когда кажется что песенка спета, она с упованием которое свойственно только младенцам и безумцам, ищет выход.
Хваткая. Согласитесь, способность "поймать" момент дорогого стоит.
Целеустремленная. Она не разменивает себя на нелюбимое дело, не позволяет себе потонуть в будничной рутине. Она не только держится на плаву, её жизнь разнообразна, полна мыслимых и немыслимых оттенков. Кэтрин не сидит без дела, тешась несбыточными надеждами - она прикладывает все усилия для того чтоб достичь желаемого.
Артистична. Не каждый найдёт в себе столько таланта, притворства для полного перевоплощения. Раствориться в образе, и не потерять себя.
Живуча. Какое-то животное качество: прочное, редкое, сильное. Она оправляется после сокрушительных поражений для того чтоб взять реванш. Чует опасность за версту. Она как кошка приземляется на четыре лапы, как крыса бежит с корабля первой.
Притягательна. При всей свой отталкивающей сущности, внутреннем мире; марком и грязном, она притягивает к себе как магнит. Сопротивляться – тяжкий труд. Она пользуется своим телом, лицом, голосом как искусной ловушкой.
Умна. Ум изощренный, не тот которым принято восхищаться. Бытовой, циничный. Знания должны приносить выгоду, а извилины работать на собственное благо.
Прагматична. Общество потребления – вот кто мы сейчас, признайтесь, а она – яркий его представитель.Быть в топе - это находиться на вершине пищевой цепи.
Энергична. В ней достаточно энергии и сил на великие свершения. Если бы она захотела, она свернула бы горы, а пока она только сворачивает шеи.
-
Вероломна. Продаст тебя, твоих близких за 4 серебренника, без малейшего зазрения совести, если появится угроза ей самой или на горизонте покажется выгодное предложение.
Порочна. ей ничего не стоит перейти грани дозволенного - туда и обратно.
Одержима и Упряма Она не разменивает себя на нелюбимое дело, не позволяет себе потонуть в будничной рутине. Она не только держится на плаву, её жизнь разнообразна, полна мыслимых и немыслимых оттенков. Кэтрин не сидит без дела, тешась несбыточными надеждами - она прикладывает все усилия для того чтоб достичь желаемого. Её хочется осудить во всех смертных грехах сразу. А она никого не судит, не имеет привычки – судить кого бы то ни было, - казнить; без суда и следствия.
Средства достижения различны. Да, её способы жестоки, изощрены...но они работают. Она знает как добиться своего, знает как добить тех, кто мешает её планам.
Знает толк в развлечениях. Всегда знала, просто с каждым прожитым десятилетием игрушек становится всё больше, а прежние забавы вроде танцев или музицирования, уже не радуют. Что делать? Главное не скучать. Скука ей ни к лицу.
Взбалмошна. Что придёт в голову? Чего она захочет в следующий момент? Какая ещё безумная идея и хитрый план придёт на ум? Попробуй угадай.
Горда. Гордость – внутренний стержень. Именно благодаря ей она не сломлена, именно поэтому она ломает. Знает себе цену, и заставит заплатить за свою жизнь втридорога.
Самовлюблённая до саморазрушения.
Прирождённая лгунья. Кажется невозможным угадать, говорит ли она правда или так искусно лжёт. Она может обмануть, даже говоря тебе правду.
Сладострастна. Порок и слабость. Всё сразу. Её Ахиллесова пята.
Жестока. Порой беспричинно, порой вполне оправданно. Причинять страдания, сеять боль - своего рода удовольствие, которое дорого может обойтись.

❖ Занимаемая внешность
Нина Добрев/Nina Dobrev.

❖ Пробный пост
Только грустные сказки, наверное, тоже нужны. Ну здравствуй, дружок. Ты еще не спишь? Тогда устраивайся поудобнее, сегодня я расскажу тебе сказку. Вовсе не добрую сказку о том, как совсем юная девушка с глазами цвета горького шоколада вдруг стала бессердечной жаждущей крови сукой. Интересно? Немного страшно правда, но ты не бойся. Здесь много боли, крови и слез. Твоих и моих ошибок, наших жарких поцелуев, мужественных рук и огнем горящих глаз. Еще чуточку защемляет в области давно неживого сердца. Это наша с тобой любовь. Первая, наивная, с примесью драмы. Совсем далекая. И навсегда мертвая.
гуляй, шальная императрица,
и вся страна, который правишь ты, берет с тебя пример.
легко влюбиться, императрица,
когда так страстно бирюзовым взглядом смотрит офицер.
Нет, что ты. Императрица из меня не очень, и королева разве что в десятом поколении, я просто девочка с темными глазами. Мне всегда говорили, что они завораживают, а я не верила. Ну разве я, как и все разбивая коленки, загадывая желание в Рождество и с вожделением читая любовные романы, могла представить, что когда-нибудь стану их героиней? Доигралась, крошка.
Он был старше, а на плечах красовались погоны. Гордый, неприступный, манящий. Я сегодня впервые надела бальное платье. Мой первый бал… Всегда мечтала на него попасть, но разве этого заслуживают девочки из простых семей? Меня выбрали, и если это клеймо, то самое лучшее. Ну и что, что мне всего лишь восемнадцать, и что ты даже не знаешь моего имени. Одной улыбки достаточно, ты вежливо кланяешься и приглашаешь меня танец. Блистательный полонез? Я две недели перед зеркалом тренировалась, сама с собой вырисовывая бальные этюды!
Вы прекрасно танцуете, Катерина! – что-то сжимается в области горла. Наивная восемнадцатилетняя девочка в объятиях крепкого обаятельного мужчины, уважаемого в городе человека – пожалуй, даже во сне я не представляла себе такого счастья. Ты улыбаешься, вновь говоришь, что я прекрасно танцую – наверное, врешь, но мне уже все равно: пленил, убил, очаровал. Закружил в танце, прижал к мужественной груди – клянусь, это самый прекрасный рай. Я стала твоей Золушкой, что отчаянно верила в своего прекрасного принца. Мы скакали в поле, наслаждались кристально-чистым озером, отдыхали среди камышей и сена. Мы любили друг друга всего один раз, когда солнце зашло за горизонт, а ты сказал, что я твоя единственная. Я закрыла глаза, и наши губы слились в первом поцелуе. Я клянусь, что никогда не чувствовала себя настолько счастливый. Ты согревал меня своими грубыми ладонями, и мы вместе встречали рассвет. А наутро моя карета превратилась в тыкву.
Тебя забрали на войну – чертов офицерский долг: Родину защищать! Я плакала, убивалась, умывала лицо холодной водой и снова плакала. Носила под сердцем нашего ребенка, наплевав на мнение окружающих. Я опозорила свою семью, ты оставил меня погибать с нашей глупой страстью длиною в одну ночь, испепеленной в крови и памяти от твоих поцелуев. Грязная, позорная страсть, которую я никак не могу забыть. - A girl? Please, let me at a least hold her once… Just once, please. Just once… В этих словах запечатлен конец нашей жизни. Конец Катерины Петровой, с твоей и моей радостью, нашим погибшим на войне счастьем, нашей кровью. Ее больше нет. Моя маленькая девочка, дочь… Они отобрали у меня самое дорогое, частичку пусть всего лишь минутной страсти, но подарившей этому свету новую жизнью. Я не верила в будущее – хотелось закрыть глаза и уснуть навсегда. Не просыпаться с мокрыми глазами, не терять себя каждый раз, когда Вы смотрите меня как на врага. Вы убили во мне веру во все человеческое, отныне не будет ничего: ни боли, ни слез, ни раскаяния.
***
Стены склепа наводили ужасную тоску, а кровь, принесенная Еленой, упрямо покидала организм, окутывая тело слабостью, а взор легким туманом. Все-таки в ней, девушке, жизнь которой я хочу обменять на собственное спасение и в которой течет отчасти моя кровь, есть огонек Петровых. Я отчаянно ненавижу ее за то, что она окрутила вокруг себя обоих братьев, вновь взбудоражила вековую историю, да в конце концов не без ее вины я сейчас иссыхаю здесь! И все равно, в ее глазах, таких отстраненных и отчаянно желающих спасти всех и вся, проскальзывает история всей моей семьи. Эти глаза так похожи на те, хозяйку которых мне так и не дали подержать.
Я никогда не любила читать, говоря, что книги должны писать о таких, как я. Теперь же я осталась наедине с вечностью, выболтав Гилберт, пожалуй, слишком много, и с собственной биографией в руках. Толстенная книга, местами потрепанная, кое-где с надорванными страницами – кажется, мне даже будет не скучно умирать. Я отчаянно пыталась забыть, кем я являюсь, похоронив Катерину Петрову много веков назад, искусно по-вампирски отключив все чувства, впиваясь клыками в обездвиженные тела и беззаботно играя с чужими жизнями. «Пусть лучше вы умрете, чем я», - каждый раз, попадая в очередную передрягу, я мысленно повторяла эту фразу, вновь разрывала вены и убегала прочь, надевая все новые и новые маски. Эта книга позволяет мне дать слабину. Я здесь одна, почти навсегда и, черт возьми, я хочу немножко ПОЧУВСТВОВАТЬ.
В ту ночь я последний раз видела родителей живыми. Последний раз чувствовала их дыхание, слышала столь родной голос. Пусть даже он срывался на крик, ведь я предала их, растоптала, опорочила семью, они все равно были моими родителями, хоть и отобрали у меня родную дочь. Так глупо: даже история не знает правды, говоря, что на мне и завершился род Петровых. История пишет, творит, и я с каждой страницей вспоминаю ту самую сказку, слабые пальчики застывают на фотографиях мамы и папы, которым пришлось погибнуть из-за моей глупой ошибки. Пожалуй, все могло быть по-другому, я бы вышла замуж, вырастила дочку, а не оплакивала бы родителей в двадцать лет. Не пролилась бы их кровь от руки древнейшего вампира, отчаянно пытавшегося отомстить за мое непослушание. «Пусть лучше вы умрете, чем я», - о вас, мама и папа, я никогда так не думала! А сегодня, смотря на меня с небес, вы даже не можете гордиться своей дочерью.
Только склеп увидит мои слезы, тихонько капающие на высушенную бумагу. Так плачет Катерина Петрова, не Кэтрин Пирс, не эта сумасшедшая вампирская сучка. Черт возьми, именно здесь я должна быть уже давно. Уже как 145 лет гнить среды крыс, мха, холода и пыли, с каждым днем иссыхая от недостатка крови. Закрывать глаза и грезить только ей одной, понимая, что это – твоя вечность. Вечность обреченная, вечность в одиночестве – она хуже быстрой и почти безболезненной смерти. Катерина Петрова – вспомни, наконец, свое истинное имя, теперь настоящая императрица, королева тщеславия и эгоизма, богиня всех семи смертных грехов. В этой книге ты другая, жизнерадостная, влюбленная, прекрасная дочь, хозяйка – в этой книге ты настоящая. В этой книге ты мертвая.
Со страницами книги заканчивается сказка. Я же обещала, что будет чуточку страшно, не так ли? Это сказка без счастливого конца, это сказка моей юности, любви, души, мечтаний, побед и поражений, что превратились в жажду крови, месть и белоснежные клыки. Такие сказки не читают детям перед сном, такие сказки забывают, выбрасывают, выплакивают, да вот только мне вечность не позволяет.

Личные данные

❖ Имя
Юлия.

❖ Опыт игры
Около 3-х лет.

❖ Как Вы нас нашли?
TOP RPG

❖ Связь
ICQ: 582715467.
Skype: sohushlittlebaby

Отредактировано Katherine Pierce (2012-06-02 09:32:31)

+1

2

Лично мне очень нравится Ваша анкета)
К сожалению, у админов проблемы с выходом в сеть, поэтому наберитесь терпения и оставайтесь с нами)

0

3

спасибо)
буду ждать,очень хотелось бы к вам присоединиться)

0

4

Приняты!
Желаю приятной и увлекательной игры.

0


Вы здесь » Carnival of Rust » Анкетирование » Katherine Pierce – vampire, 20/539


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC